Весенняя сессия ПАСЕ: Коррупция в Ассамблее и взносы России

Проблема коррупции в ПАСЕ, в частности, лоббистская деятельность Азербайджана, и российский взнос в бюджет Совета Европы — стали одними из центральных тем закрывающейся в пятницу весенней сессии Ассамблеи.

Доклад о коррупции и поиск виноватых

Накануне открытия весенней сессии в ПАСЕ был представлен доклад независимой группы по расследованию коррупции.

В документе, о котором в кулуарах Ассамблеи ходило столько слухов, группа заявила о лоббистской деятельности Азербайджана и обнародовала список депутатов, которые якобы нарушили кодекс поведения парламентария. Имена, попавшие в список, шокировали всю Ассамблею: здесь были и известные парламентарии, и главы ведущих политических групп, и экс-глава ПАСЕ.

И хотя сам доклад по сути представлял собой скрупулезное описание того, кто где стоял, что говорил, что писал, его обнародование вызвало эффект разорвавшейся бомбы.

Конкретных «наказаний» эксперты независимой группы не предлагали, но для ПАСЕ и этого было достаточно.

С первого дня работы сессии депутаты почти в ходе каждого выступления что-то требовали: сначала от главы Ассамблеи Микеле Николетти дать оценку происходящему. Потом назвать поименно виновных. Потом ответить, как они будут наказаны.

Депутатов не останавливало даже то, что эксперты на презентации своего документа несколько раз оговорились, что не представляют собой суд, а лишь озвучивают собранные факты.

В ходе сессии ответов на вопросы генсека Совета Европы Турбьерн Ягланда спросили, готов ли он понести ответственность за то, что произошло в Ассамблее. Парламентарии требовали, чтобы он объяснил причины встречи с послом Азербайджана в 2010 году. Ягланд, как опытный политик, быстро отбил атаки депутатов, но неприятный осадок от их вопросов, как говорится, остался.

Война всех против всех

Своего апогея ситуация достигла в четверг, когда в Ассамблее доклад независимой группы обсуждался парламентариями уже в виде проекта резолюции. Чтобы подробнее обсудить эту тему, депутаты перенесли на вторую половину дня общую, без принятия резолюции, дискуссию о роли Европы по ситуации в Сирии.

В ходе рассмотрения доклада ПАСЕ о коррупции депутаты обвиняли в ней страны Совета Европы, вспоминали какие-то истории, пересказывали слухи о сотрудниках аппарата.

Фигуранты списка театрально заявляли с трибуны Ассамблеи об «аду, в котором они живут», «хотя и сотрудничали с группой».

Глава делегации Азербайджана в Парламентской ассамблее Совета Европы Самед Сеидов, также фигурант доклада группы ПАСЕ по расследованию коррупции, указал, что доклад о якобы имевшей место лоббистской деятельности Азербайджана не соответствует действительности. Он эмоционально заявил, что «не хочет оставаться в таком ПАСЕ». Представитель делегации Азербайджана в ПАСЕ Сахиба Гафарова ранее назвала доклад пристрастным и необъективным, отметив, что «каждое слово должно быть взвешено, задокументировано в таком хрупком нынешнем окружении и ситуации».

Штаб-квартира Совета Европы в Страсбурге, Франция

Дело дошло до того, что в дискуссию включился генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд, который пришёл в зал Ассамблеи для того, чтобы ответить на обвинения, выдвинутые против него представителем украинской делегации. Впервые с момента избрания в январе этого года глава Ассамблеи Микеле Николетти призвал парламентариев к взаимному уважению.

Хотя все и закончились практически ничем (принятая резолюция, кроме как «подумать над последствиями», ничего не предложила), наблюдатели сошлись во мнении, что самое страшное все-таки произошло: Ассамблея полностью дискредитировала себя и показала, что «охота на ведьм» внутри организации для неё важнее насущных вопросов современности. Вступив на опасный путь односторонних обвинений, Ассамблея забыла, что когда-то была домом демократии. Почувствовав вседозволенность в ситуации с экс-главой ПАСЕ Педро Аграмунтом, которого вынудили в прошлом году уйти в отставку, специально изменив для этого устав, парламентарии впервые стали пытаться атаковать и дискредитировать генерального секретаря. А это уже высший уровень.

Где деньги?

Тема российского взноса очень волновала парламентариев Ассамблеи. Сначала про взнос рассказала докладчица по деятельности уставного органа ПАСЕ — Бюро — Лилиан Мори Паскье, признав, что из-за российских и турецких невыплат дефицит в бюджете Совета Европы составил 18 миллионов евро.

Затем генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд, отвечая на вопросы парламентариев, назвал совершенно неприемлемым тот факт, что Россия не платит взносы в бюджет организации, и пригрозил мерами в отношении Москвы. Он впервые заявил о том, что «есть правило в комитете министров, что если государство-член три года подряд не платит взносы, то комитет министров должен принимать какие-то действия».

«Сейчас уже подходим к концу этого периода, в конце 2019 года, и тогда комитет министров должен будет принять действия в отношении Российской Федерации», — сказал генсек.

Он признал, что денег Совета хватит на часть 2019 года.

«По наступлении этого срока, могу заверить вас, что я буду принимать меры. И я не останусь на своем месте, если не приму мер», — сказал Ягланд.

Про российский взнос пришлось говорить даже председателю комитета министров Совета Европы главе МИД Дании Андерсу Самуэльсену, который выразил надежду на то, что Москва в скором времени выплатит свой взнос в бюджет организации. Даже на заседании подкомитета по гармонизации работы органов Совета Европы и ПАСЕ британский парламентарий Роджер Гейл поднял вопрос о российском взносе.

Как пошутил один из парламентариев ассамблеи в беседе с РИА Новости, «такими темпами скоро только о взносах говорить и будем».

Источник: ria.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *